Работа в сша с российским дипломом

Работа в сша с российским дипломом

Есть у меня одно увлечение – интервьюировать IT-специалистов из Кремниевой долины. Не с целью приема на работу, а просто о жизни в США и работе в крупных компаниях.
Мой сегодняшний герой – Евгений Краско, программист из YouTube.

image
Программист из Google о российских дипломах, собеседованиях и работе в Кремниевой долине

– Я родом из Екатеринбурга, после окончания школы поступил в ИТМО на кафедру компьютерных технологий и переехал Петербург. Через 2 года я перевелся на кафедру высшей математики, а на 4 курсе решил, что все-таки надо заняться программированием. Практическому программированию я начал учиться на Java-курсах в Exigen Services, а на теоретические курсы пошёл в Computer Science клуб. Параллельно я начал поступать в магистратуру в Академический Университет на направление Software Engineering.

В магистратуре мне понравилось – я прошёл стажировки в Яндексе и JetBrains; стал работать преподавателем на кафедре – и после её окончания я остался в аспирантуре СПбАУ. Вместе с этим через полгода работы я решил попробоваться в Google (прим. – YouTube принадлежит Google) и получил оффер. Таким образом, Google – это мой второй работодатель, а как программиста и вовсе первый. Процесс переезда оказался довольно долгим: с момента первого интервью и до первого рабочего дня прошло почти полтора года. Даже после того, как ты получаешь оффер, остается еще очень много дел: получение визы, подбор команды и непосредственно сам переезд. Однако, такие длинные сроки сыграли мне на руку – благодаря им я многое успел в аспирантуре. Оставалось только защитить диссертацию, что я и сделал, вернувшись ненадолго в Россию уже из США через два года.

Изначально я подавал в Google в США, и самый прямой путь – это рабочая виза H1-B. Она предназначена для высококвалифицированным специалистов, но имеет ежегодную квоту, и я в нее не попал. Тогда мне предложили окружной путь – виза L1, так называемый трансфер внутри компании. Для того, чтобы сотрудника можно было перевести в американский офис, он должен проработать не меньше года в офисе этой же компании в другой стране. Рекрутеры Google предложили мне на выбор Канаду, Австралию и Швейцарию, и я остановился на последней. В основном потому, что у меня там жили знакомые – мои одногруппники. Ещё через год я уже был в Кремниевой долине.

– Чем отличается рабочий процесс в американском и швейцарском офисе Google?

– Меня часто спрашивают об отличиях работы и жизни в Цюрихе и Кремниевой долине. Серьезных различий в устройстве рабочего процесса я не заметил. Возможно, это потому, что работа моей нынешней команды тесно связана с той, в которой я работал в Швейцарии. Фактически мы работаем над одним проектом и часто летаем друг к другу в командировки. Офисы устроены немного по-другому, и ритм жизни тоже иной – здесь все для жаворонков, а в швейцарском офисе – для сов. Хотя последнее – скорее необходимость, потому что многие местные команды YouTube и Google работают с командами из Европы. И для взаимодействия команд есть очень короткий промежуток времени удобного пересечения между часовыми поясами: в Европе – это вечер, а в США – утро.

image

– Как проходит твой типичный рабочий день?

– Если нет утренних митингов с Цюрихом, то я приезжаю на работу чаще всего часам к 10-ти. Мне кажется, я один из самых последних, потому что офисная парковка уже забита. Ну а дальше все стандартно: отвечаю на имейлы, программирую и хожу на митинги.

– Над чем ты работаешь?

– Я работаю над внутренним проектом. Это инфраструктура для тестирования: мы делаем сервисы, которыми наши разработчики пользуются, для того чтобы тестировать свой код.

– Ценятся ли в США российские дипломы?

– Для американских компаний нет особого значения, какая страна выдала программисту диплом. Тут, может быть, чуть больше обращают внимание, если есть степень магистра. И, кстати, довольно часто при оценке диплома в США эту степень присваивают и разработчикам, окончившим российские университеты с дипломом специалиста (5-летнее образование). В целом диплом играет серьёзную роль только при отсутствии опыта работы или для получения рабочей американской визы, хотя это тоже не панацея. Для получения работы важны знания и опыт.

–Как проходят технические собеседования в Google?

– Мое собеседование проходило в Питере (у Google еще был офис там). В то время я работал преподавателем дискретной математики в Академическом Университете и, соответственно, это было указано в моем резюме. Во время собеседования у меня сложилось впечатление, что многие интервьюеры задавали вопросы, связанные с моей текущей работой, и хотели проверить, правда ли я разбираюсь в том, что преподаю. Мне очень понравились задачи, которые мне предлагали; они были разнообразные и интересные.

Сейчас я тоже провожу технические собеседования с кандидатами и, наоборот, стараюсь задавать одинаковые вопросы, чтобы все были в равных условиях. Да и мне потом легче сравнивать кандидатов между собой. Раньше в Google было модно задавать на собеседованиях различные головоломки (наверняка, многие встречали задачки про монетку и про блендер), но со временем в компании поняли, что такие задания не показательны, и даже ввели на них запрет.

– Как принимается финальное решение по кандидату?

– По каждому кандидату интервьюеры должны заполнить специальную форму, в которой нужно описать, как прошел процесс собеседования, и оценить кандидата по нескольким объективным критериям. Дальше эти формы оценки от каждого интервьюера обрабатываются HR-менеджерами и передаются в так называемый Hiring Committee. Члены комитета принимают финальное решение. В комитет входят в том числе и инженеры Google, но это не могут быть те же инженеры, которые непосредственно проводили собеседования с кандидатами.

– Сколько платят программистам в Google?

– Сложно сказать: тут не принято обсуждать зарплаты с коллегами, в России к этому более простое отношение. Но в целом это очень обширный вопрос: все зависит от уровня, на который нанимают программиста, и навыков торговаться при получении оффера. Для одного и того же уровня размеры ежемесячной зарплаты будут примерно одинаковы, но размеры других видов вознаграждения могут сильно отличаться. Очень многое решает наличие контроффера и умение “продать” себя.

Как и во многих американских IT-компаниях, в Google зарплата состоит из трех частей. Первая – это ежемесячная зарплата, приходящая на карточку в фиксированном объеме, который фиксируется в контракте при подписании оффера, а затем, возможно, изменяется в начале каждого года. В конце года дают вторую часть – бонус, который зависит от того, насколько человек превзошёл самого себя. Наконец, третья часть – это акции. Акции даются при подписании оффера, но продать их можно лишь по определенной схеме: например, в первый год работы продавать вообще нельзя, во второй можно продать 25%, в третий ещё 25%, и так далее. На каждый следующий год тебе дают новый пакет акций с аналогичной схемой обналичивания. Конечно, делается это для того, чтобы удержать работника, и часто люди не могут слезть с этого крючка, ведь в крупных компаниях акции растут с каждым годом.

image

– Какие бонусы в Google есть помимо зарплаты?

– Мне почти ничего не стоят медицинские услуги, поскольку Google оплачивает своим сотрудникам и всем членам их семей общую медицинскую страховку, а также отдельно стоматологическую и офтальмологическую. В среднем в Калифорнии, где находится и Кремниевая долина, я думаю, эти медстраховки могли бы обойтись в несколько тысяч долларов на человека. Также я почти не трачу деньги на еду, потому что в офисе много кафе, где есть бесплатный завтрак, обед и ужин. Для сотрудников Google есть и много других приятных «плюшек» – приличные скидки на разные товары и услуги, клевый офис с бесплатным спортзалом и бассейном, массаж в офисе.

– Вопрос, который очень любят задавать HR-ы на собеседованиях: как ты видишь себя через 5 лет?

– Совсем конкретных целей у меня нет. Но я, например, не хочу идти в менеджмент; скорее всего хочу оставаться инженером и получать все большую зону ответственности в этой области.

В Google, так исторически сложилось, уровни разработчиков начинаются с 3-го. Когда меня взяли на работу, мне дали 3-й уровень (условно говоря, Junior), потому что у меня не было ни опыта работы программистом, ни степени Ph.D. Потом я продвинулся до 4-го уровня, а недавно до 5-го. Этот уровень уже называется “Senior”. От своих русских друзей я знаю, что в России промоушн иногда происходит быстрее. Многие, кто в российских компаниях имели уровень Senior, здесь получают Middle.

В Google довольно много уровней – есть куда расти, но с каждым новым уровнем это сделать все сложнее. На всю компанию есть только один или два разработчика 11-го уровня.



Источник: sohabr.net


Добавить комментарий