Удаление камней из слюнных протоков

Удаление камней из слюнных протоков

Камень в слюнной железе или слюннокаменная болезнь – это образование так называемого саливолита в протоках или (реже) в паренхиме этих желез. Закупорка протока вызывает острые боли, увеличение железы в размере, а в тяжелых случаях — абсцесс

Евгения Волконская:

Здравствуйте, вы смотрите канал «Mediametrics», и в прямом эфире программа «Стоматология». Как всегда, с вами в студии Евгения Волконская и Анар Давидов. Анар, здравствуй!

Анар Давидов:

Здравствуйте.

Евгения Волконская:

Очень рада тебя видеть.

Анар Давидов:

Взаимно.

Евгения Волконская:

Друзья, сегодня мы обсудим очень важную тему – «Слюннокаменная болезнь». Хочу представить нашего сегодняшнего эксперта – Святослав Сысолятин, руководитель Центра эндоскопической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии «Эндостом». Челюстно-лицевой хирург, имплантолог и доктор медицинских наук. Святослав, здравствуйте.

Святослав Сысолятин:

Добрый вечер.

Анар Давидов:

На самом деле, тема интересная. И первый вопрос – какие причины возникновения камней в слюнных железах?

Святослав Сысолятин:

Нельзя утверждать, что на 100% все известно, однако есть наиболее вероятные причины. В первую очередь, это то, что человек неправильно питается и пьет мало воды. Вторая причина, наиболее вероятная, это то, что протоки слюнных желез могут иметь участки расширения и сужения. Это могут быть врожденные изменения в протоках, приобретенные уже в ходе жизни. В результате получается, что там, где проток узкий, слюна протекает быстро, не застаивается, а там, где проток расширяется, в этих участках есть условия для того, чтобы сначала оседали белковые сгустки фракции, а потом они уже насыщаются минералами и превращаются в слюнные камни. Есть еще много разных теорий: и о попадании инородных тел в проток слюнных желез, и так далее. Их достаточно много. Вероятнее всего, что на деле имеет место не один, а несколько разных причин, которые вместе собираются, сочетаются, и образуется камень.

Евгения Волконская:

Я предлагаю рассказать, что такое слюнная железа, и какова ее функция в организме человека.

Святослав Сысолятин:

У человека есть крупные и малые слюнные железы. Крупные слюнные железы – это околоушные, подчелюстные, подъязычные и множество мелких слюнных желез, которые находятся в губах, щеках, языке и так далее. Их первостепенная задача – вырабатывать слюну, они участвуют именно в пищеварении. Не буду особенно углубляться. Если мы говорим применительно к слюнным камням, то слюнные камни могут образовываться только в крупных слюнных железах, то есть в околоушной, подчелюстной и подъязычной. И даже не столько в самих железах, сколько в протоках этих желез.

Слюнные камни могут образовываться только в крупных слюнных железах, то есть в околоушной, подчелюстной и подъязычной. И даже не столько в самих железах, сколько в протоках этих желез.

Евгения Волконская:

 Как называется заболевание, которое сопровождается образованием камней, конкрементов?

Святослав Сысолятин:

Называют слюнной камень, слюннокаменная болезнь, в мире более распространено название сиалолитиаз. Все это – одна и та же болезнь.

Евгения Волконская:

Как часто встречается это заболевание?

Святослав Сысолятин:

Нередко. Есть исследования, которые говорят, что у 1,5% процентов людей образуется слюнной камень. А в действительности клинические проявления лишь у 0,5%, то есть у двух третей людей, кто имеет слюнные камни, никаких проявлений в течение жизни не возникает, а у одной трети есть эти клинические симптомы, которые заставляют их обращаться к врачу, лечиться.

Евгения Волконская:

Давайте тогда поговорим об этих симптомах, которые заставляют бить тревогу.

Святослав Сысолятин:

Самый типичный – медики его называют «слюнная колика». Суть этого симптома такая: когда человек начинает кушать, у него возникает отек слюнной железы, где располагается камень, это сопровождается распирающими болями, именно коликой, чувством давления в этой железе, и затем потихонечку, в течение 15-20 минут после окончания приема пищи симптомы разрешаются. При этом человек чувствует, что у него выделяется слюна, отличающаяся по вкусу, по вязкости из этой железы. Вот такой классический симптом.

Анар Давидов:

В течение какого времени может образоваться камень?

Святослав Сысолятин:

Никто не знает, никто не проводил таких исследований. Хотя известны такие случаи, когда после подтвержденного удаления камня пациент повторно обращался через два-три месяца уже с новым, достаточно крупным камнем. Но это, можно сказать, казуистика, но это известный случай.

Анар Давидов:

То есть может повторно появиться камень?

Святослав Сысолятин:

Может.

Анар Давидов:

Камни имеют конкретную локализацию или могут быть во всех железах, которые Вы перечислили?

Святослав Сысолятин:

Они могут образоваться во всех крупных слюнных железах, просто есть определенная склонность. Скажем, околоушные железы значительно реже страдают, всего лишь 10-15% камней образуются в околоушных железах, а остальные 85% образуются в подчелюстных и подъязычных, чаще всего подчелюстных. Это связано с анатомией. Например, самое банальное – из околоушной слюнной железы проток идет сверху вниз, слюна как бы стекает пассивно, а из подчелюстной она, наоборот, должна под давлением подниматься вверх по протоку. И, кроме того, если секрет более вязкий, более густой в подчелюстной слюнной железе, появляется больше склонность к образованию камней.

Евгения Волконская:

А если говорить о склонности к образованию камней, есть ли какая-то взаимосвязь между камнями, которые образуются в слюнной железе, и мочекаменной болезнью? Проводились ли какие-нибудь исследования на этот счет?

Святослав Сысолятин:

Да, буквально в последние годы в Японии была такая попытка, когда изучали корреляцию, то есть как часто у людей с камнями в слюнных железах наблюдаются камни в других локализациях. Пока выборка не очень большая, но японские ученые увидели такую взаимосвязь. Они не стали называть ее определенной, уверенной, но они считают, что это вероятно. Вероятна большая склонность к образованию камней.

Евгения Волконская:

 А почему, как Вы думаете? Из-за каких факторов?

Святослав Сысолятин:

Опять же, самое банальное – какую воду употребляют люди в том или ином регионе, как много они пьют, потому что наличие минеральных веществ, их количество в той воде, которую они пьют, может способствовать образованию камней в почках и в слюнных железах. Но это пока не доказано.

Наличие минеральных веществ, их количество в той воде, которую пьют, может способствовать образованию камней в почках и в слюнных железах. Но это пока не доказано.

Анар Давидов:

Наследственно это может передаваться?

Евгения Волконская:

Насколько велика вероятность генетического заболевания?

Святослав Сысолятин:

Такого никто не видел, но считается, что пороки развития протоков, то, о чем я говорил, наличие разных расширений и сужений, дивертикулов – это может быть врожденный дефект, порок слюнных желез, который может стать предпосылкой образования слюнных камней.

Евгения Волконская:

Чаще у взрослых встречается такое заболевание или и у деток бывает?

Святослав Сысолятин:

Чаще у взрослых, конечно. Я статистикой по детям не владею, потому что я сам взрослый врач. Я знаю, что в юношеском возрасте камни уже могут быть, а про детский возраст не доводилось слышать.

Евгения Волконская:

Как диагностируется заболевание?

Святослав Сысолятин:

Первое, что я сказал, это клинические проявления – увеличение слюнной железы, плохой отток слюны. Если есть подозрения на слюнной камень, то дальше уже проводится ультразвуковое исследование, и, пожалуй, самый достоверный метод – это рентгенологические исследования, в частности, компьютерная томограмма, которая позволяет увидеть камни даже очень малого размера, до четверти миллиметра. При этом и количество их, и локализацию можно оценить. В принципе, этого достаточно.

Евгения Волконская:

Вопрос от слушательницы: насколько информативна сиалография, и насколько она полезна?

Святослав Сысолятин:

Это хороший метод, который до сих пор включен во все наши руководства, стандарты. Однако, я считаю, что сейчас с распространением компьютерной конусно-лучевой томограммы уже нет нужды вводить контраст. И опять же, существует вероятность ошибок при такой диагностике.

Анар Давидов:

Как лечится, какие есть методики удаления камней?

Святослав Сысолятин:

Есть методики, которым уже больше сотни лет. Самая простая из них – это когда рассекается проток во рту, из него извлекается камень. Вторая методика – это если этот камень располагается в более глубоких отделах, не в области устья, до него тяжело добраться, то удаляется сама железа, это то, что было до недавнего времени стандартом. Либо рассечение протока, либо удаление железы. Но, на наше счастье, медицина развивается. Это началось в 90-х годах, были первые исследования, сейчас это уже совершенно оформившееся направление, можно сказать, рутинные – это эндосиалоскопия, когда камни можно убрать с помощью оптики: зайти внутрь протока с помощью эндоскопа, найти камень и извлечь его.

Анар Давидов:

Насколько удаление железы может навредить организму?

Святослав Сысолятин:

В любом случае, ничего лишнего в организме нет, поэтому удалять железу нецелесообразно. Я сказал бы так, это операция отчаяния, если нет возможности никаким другим образом вылечить заболевание, и если человек от него страдает. Конечно, это последняя операция, к которой надо перебегать. Если попытаться их выстроить, то надо начинать со следующего: если есть условие, его надо обязательно убирать эндоскопически, и только если никаких условий убрать его эндоскопически или другим, менее травматичным способом нет, только тогда удалять железу. Был еще метод дробления камней.

Удаление железы – это операция отчаяния, если нет возможности никаким другим образом вылечить заболевание, и если человек от него страдает.

Евгения Волконская:

Я как раз хочу спросить о нем, потому что в случае с камнями, образующимися в почках, не понаслышке знаю, что есть способ дробления лазером. А какие здесь методы существуют?

Святослав Сысолятин:

Да, был метод дробления камней ультразвуковой ударной волной, но этот метод, к сожалению, не очень пошел в мире.

Евгения Волконская:

Из-за чего?  

Святослав Сысолятин:

Осложнения были от него.

Евгения Волконская:

Из-за побочных эффектов?

Святослав Сысолятин:

Побочные эффекты, кроме всего прочего, показания узкие, аппаратура дорогая. Метод имел ограниченные возможности, при этом дорого стоил и имел еще осложнения.

Евгения Волконская:

Насколько осложнения могут быть хуже, чем в случае, если вообще вырезать железу?

Святослав Сысолятин:

Сейчас стали меньше пользоваться ультразвуковым дроблением, в частности, и за рубежом. Насколько я знаю, единственная фирма, производящая эти аппараты, сняла с производства, перестала выпускать, потому что нет спроса. Появилась эндоскопия – у нее возможности значительно шире, а осложнений от нее практически никаких нет, поэтому дробление ультразвуком ушло в историю, во всяком случае, на данном этапе. А методика дробления лазером – сейчас над этим очень активно работают. Как дополнение к эндоскопии, когда можно с помощью оптики зайти, увидеть камень, но нужно его не удалить, а раздробить – над такими лазеры сейчас очень активно экспериментируют. Я думаю, что они появятся в практике буквально в ближайшие несколько лет, я почти убежден в этом. Но на данный момент это пока экспериментально.

Появилась эндоскопия – у нее возможности значительно шире, а осложнений от нее практически никаких нет, поэтому дробление ультразвуком ушло в историю, во всяком случае, на данном этапе.

Евгения Волконская:

А как же консервативная терапия?

Святослав Сысолятин:

И над этим тоже люди бились, пытались придумать разные способы, как эти камни растворить в железах. Проблема состоит в том, что есть такие вещества, которые могут растворить этот камень, но надо же обеспечить, чтобы эти вещества на протяжении длительного времени находились в железе, а это даже не часы. Допустим, есть один препарат, который позволяет этот камень разрушить, но камень должен находиться внутри этого вещества в течение нескольких дней. А как добиться такого, чтобы в железе это вещество было несколько дней?

Евгения Волконская:

Если бы я была ученым, я бы придумала какое-то средство, которое слюну сделало бы более вязкой, чтобы протолкнуть камень.

Святослав Сысолятин:

Наоборот, если сделать более вязкой, то он не выйдет. Но я уверен, если бы Вы были ученым, то ситуация была бы другой, я не сомневаюсь.

Анар Давидов:

Эндоскопически можно все камни удалить?

Святослав Сысолятин:

Нет, конечно же, не все. Есть несколько факторов: расположение и размер камня среди них ключевые. Если этот камен расположен в основных протоках, а не в мелких протоках, разумеется, вероятность его удаления эндоскопически значительно выше. У железы древовидная структура, сначала идет мощный крупный проток, потом он дробится на более мелкие. Чем ближе он к основному протоку, если он находится в нем, тем больше вероятность убрать его эндоскопически.

Второй фактор – это размер. Если этот камень имеет размеры до 3 мм, то с очень высокой долей вероятности можно его удалить, до 90%, если не ошибаюсь, от 3 до 5 мм – уже 75%, если свыше 5 мм – там уже без дробления этого камня удаляется только треть этих камней.

Анар Давидов:

То есть сначала идет дробление, потом эндоскопически удаляются?

Святослав Сысолятин:

Есть методы эндоскопического дробления, но это пока механический инструментарий – щипцы и прочее, поэтому оно не так эффективно, как лазер. Но они существуют.

Есть методы эндоскопического дробления, но это пока механический инструментарий – щипцы и прочее, поэтому оно не так эффективно, как лазер.

Анар Давидов:

Эндоскопия – как она применяется, как это все делать? Прокол в протоке?

Святослав Сысолятин:

Нет, есть же устье железы, через которое оттекает слюна, его диаметр очень мал, всего полмиллиметра, и мы можем через это устье, немножко его расширив, без разрезов, зайти внутрь с оптикой, пройти по этому протоку, найти камень, захватить и извлечь.

Анар Давидов:

Какие последствия могут быть, если не удалить камень?

Евгения Волконская:

Какие прогнозы?

Святослав Сысолятин:

Прогнозы не очень утешительные. Сами камни самостоятельно не выходят почти никогда. Диаметр устья составляет полмиллиметра, и оно способно к растяжению, но незначительно. То есть камень размером в миллиметр еще может самостоятельно выйти, я уже в 2-3 мм – таких шансов практически не существует. Дальше получается так, что этот камень, во-первых, будет причинять боль хозяину, во-вторых, на этом фоне из-за застоя слюны, как правило, присоединяется инфекция, железа нагнаивается, и дальше образуются свищи, абсцесс, флегмоны. Вообще, могут быть разные неприятности, поэтому проблема все равно как-то будет решаться.

Анар Давидов:

Еще по поводу эндоскопического метода – все владеют этой информацией?

Святослав Сысолятин:

Метод довольно новый, можно сказать, инновационный, но мне кажется, что во врачебной среде уже о нем знают все. А что касается пациентов, то, насколько я вижу, для них это новость.

Анар Давидов:

Эндоскопическая операция проводится под местной анестезией или под общей?

Святослав Сысолятин:

В наркозе нет никакого смысла. Это делается либо под местным обезболиванием, либо комбинация: местное обезболивание плюс седация. Седация – это поверхностный медикаментозный сон, это не наркоз, это без выключения сознания и выключения рефлексов. То есть безопасная, безобидная амбулаторная процедура.

Евгения Волконская:

В интернете можно найти много рекомендаций по поводу массажа и даже диет. В случае слюннокаменной болезни как Вы относитесь к таким методам, насколько они применимы?

Святослав Сысолятин:

Абсолютно разумно. Конечно, массируют железу для того, чтобы из нее лучше оттекала слюна. Массажем не вылечишься, но облегчить состояние можно. И диета, безусловно. Вы можете провоцировать развитие слюнного камня, Вы можете способствовать развитию этого камня, если будете неправильно питаться.

Евгения Волконская:

Расскажите подробнее, что значит правильно питаться для того, чтобы не встретиться с этой коварной болезнью?

Святослав Сысолятин:

Самое первое – количество потребляемой воды. Взрослый человек должен в течение дня выпивать не меньше полутора литров чистой воды, мы не берем сейчас в расчет ни чай, ни суп, ни все остальное, мы говорим в чистом виде о воде. Диапазон – до 3 литров, это то, что необходимо выпивать. Безусловно, надо понимать, какую воду мы пьем, еще раз повторяю – чистой воды, не минеральной, ни в коем случае, потому что это наоборот может спровоцировать.

Евгения Волконская:

Что такое чистая вода, например, для человека, который живет в Москве?

Святослав Сысолятин:

Просто столовая вода, бутилированная. Не минеральная вода из магазина, а питьевая вода. Либо фильтрованная вода, многие люди пользуются, пьют, она тоже для этого пригодна. Второе, что касается диет – нужно избегать, в первую очередь, избыточного количества соли, избыточного количества продуктов, богатых минеральным компонентом, придерживаться дробного питания. Мы не всегда имеем возможность питаться в течение дня 4-6 раз, хотя это было бы значительно правильнее, чем те пиковые 2-3 раза в день, когда мы наедаемся, для слюнных желез это перегрузка, а в то время, которое она не работает, промежутки между приемами еды, как раз возникают условия для застоя слюны. Вот такие элементарные общие правила – больше пить и придерживаться дробного питания.

Мы не всегда имеем возможность питаться в течение дня 4-6 раз, хотя это было бы значительно правильнее, чем те пиковые 2-3 раза в день, когда мы наедаемся, для слюнных желез это перегрузка, а в то время, которое она не работает, промежутки между приемами еды, как раз возникают условия для застоя слюны.

Евгения Волконская:

Больше нет никаких правил, которых нужно придерживаться, чтобы избежать этой болезни?

Святослав Сысолятин:

Нет, таких я не знаю.

Анар Давидов:

К чему может привести удаление железы?

Святослав Сысолятин:

К счастью, их 6 крупных, поэтому с точки зрения количества слюны потеря одной железы, как правило, компенсируется, но не всегда. Иногда люди отмечают, что после удаления железы их мучает сухость во рту. Здесь больше неприятности, связанные с травмой от самой операции. Самые неприятные, тяжелые последствия после удаления околоушных слюнных желез или части этой железы. Там проходит много значимых структур, таких как лицевой нерв, крупные сосуды. У человека может пострадать мимическая мускулатура, мимические мышцы будут недвижимыми, могут пострадать и чувствительные нервы.

Если мы говорим о подчелюстной слюнной железе, там тоже есть нерв, который обеспечивает чувствительность языка. Плюс рубцы – удаление желез всегда производится наружными доступами, к сожалению, через кожу. А на лице никому не хочется иметь рубцы размером в несколько сантиметров, притом в видимых частях, которые очень тяжело скрыть, точнее, почти невозможно.

Анар Давидов:

Получается, осложнение увеличивается в несколько раз?

Святослав Сысолятин:

Конечно.

Анар Давидов:

Это уже проводится в условиях общего наркоза?

Святослав Сысолятин:

Я знаю, что людям удаляют железы под местным обезболиванием, но советовать этого я бы не стал.

Евгения Волконская:

Судя по Вашей улыбке, это не очень правильный вариант.

Святослав Сысолятин:

Люди запоминают это.

Анар Давидов:

Спрашивает молодая девушка, она беременна. Говорит, что у нее диагностировали камень. Стоит ли во время беременности его удалять или подождать, выпить какие-то препараты?

Святослав Сысолятин:

У нас слишком мало информации – какой камень, где он располагается, как этот камень мучает девушку, можно ли отсрочить. Тут надо взвешенно подходить. По динамике посмотреть, можно ли подождать и уже после родов убрать. Или, если операция простая, элементарная, допустим, эндоскопическое удаление, и камень мелкий идет в протоке, то почему бы это не сделать во время беременности. Без проблем.

Евгения Волконская:

Зачитаю еще один вопрос от нашей зрительницы Эвелины: правда ли, что мелкие камни слюнных желез легко вымываются слюной?

Святослав Сысолятин:

Правда, если очень мелкие.

Евгения Волконская:

Насколько мелкие?

Святослав Сысолятин:

Я уже упоминал – устье протока составляет 0,5 мм, и растягивается оно само не безгранично. Если камень размером до 1-1,5 миллиметров, то, может быть, он упрется, при этом будет крайне неприятное ощущение. Он сначала встанет клином в этом устье, и только благодаря тому, что слюна сзади скопится в большом количестве, и давление внутри железы резко поднимется, то этот камень может вытолкнуть. Во всех остальных случаях это невозможно.

Евгения Волконская:

Это травматично? Может ли камень поцарапать железу изнутри, как это бывает в случае мочекаменной болезни?

Святослав Сысолятин:

Нет, он движется по железе. Если это флотирующий камень, то это абсолютно безболезненно. Боль возникает именно от закупорки железы. Либо это основное устье, то, что я сказал, либо где-то внутри какой-то из более мелких протоков закупоривается этим камнем, и слюна начинает скапливаться и становится ярким симптомом.

Евгения Волконская:

Евгений пишет: правда ли, что химический состав слюнного камня близок к зубному камню?

Святослав Сысолятин:

Не совсем так. Конечно, есть много общего, но они не идентичны.

Евгения Волконская:

И взаимосвязи между ними тоже нет?

Святослав Сысолятин:

Есть такие данные, что у людей с плохой гигиеной полости рта чаще появляется склонность к образованию слюнных камней.

У людей с плохой гигиеной полости рта чаще появляется склонность к образованию слюнных камней.

Евгения Волконская:

Это как еще один фактор риска?

Святослав Сысолятин:

Да, есть такое.

Анар Давидов:

Еще один вопрос поступил в студию: при слюннокаменной болезни припухлость только с одной стороны или с двух сторон тоже?

Святослав Сысолятин:

Нет, только там, где камень.

Анар Давидов:

Сухость во рту может вызвать?

Святослав Сысолятин:

Может. Это не классическая ситуация, но, тем не менее, бывают такие истории. Пока у человека есть камень, он страдает от сухости во рту, после удаления этого камня остальные железы начинают функционировать нормально.

Анар Давидов:

Вопрос от зрительницы: если начался гнойный процесс? Она госпитализирована, сделали разрез, выпустили гной, но при этом камни не удалены. Это страшно или нужно было одновременно все делать?

Святослав Сысолятин:

Надо смотреть – где этот камень, что происходило. Нет универсального ответа, слишком мало информации. Вероятнее всего, история этим не закончится, сейчас снимут обострение, пациентке станет легче, а через некоторое время проблема вернется. Поэтому единственную рекомендацию, которую я могу дать при наличии такой скудной информации, что нужно будет потом, после выписки, обследоваться, определиться, какое количество камней, и где они расположены, и постараться, не дожидаясь следующего обострения, убрать их в плановом порядке.

Евгения Волконская:

Олеся нам пишет, просит рассказать про малоинвазивные современные методы лечения. Мы частично поговорили об этом, но еще раз для Олеси.

Святослав Сысолятин:

Это то, о чем мы говорили. Что такое малоинвазивная? Это малотравматичная.

Евгения Волконская:

Понятно, что все хотят уйти от оперативного вмешательства.

Святослав Сысолятин:

В чистом виде эндоскопическое удаление камней – это, можно сказать, совсем бескровная процедура. Ее можно выполнить без каких-либо разрезов. Если этот камень уже имеет диаметр 3-4 мм, тогда эндоскопическое удаление сопровождается разрезом, но этот разрез ничтожен, в 2-3 миллиметра, только для того, чтобы через устье, самое узкое место, провести этот камень.

Если же более крупный камень, тогда есть так называемая методика эндоскопически ассистированного удаления. В чем смысл? Мы не можем захватить камень и извлечь с помощью эндоскопа, но эндоскопия в этом случае работает, как навигация: мы подходим к камню, можем его зафиксировать, если он подвижен. И затем мы вынуждены сделать разрез, но этот разрез делается уже совершенно небольшим, он делается изо рта, например, над самим камнем, извлекаем этот камень. То есть эндоскопия была, как наведение на этот камень, а дальше мы благодаря этому точно знаем, где камень. Сделали разрез, камень убрали.

Если это околоушная слюнная железа, то иногда приходится делать разрезы наружные. Это, в любом случае, намного лучше, чем операция по удалению самой железы, несомненно. И по травматичности они не сопоставимы, и по эффективности. Если камень будет удален, то в абсолютном большинстве случаев железа восстанавливается, нормализуется, и ее функция может разрешиться, в том числе и гнойный процесс. То есть возникли условия для ее самоочищения, и все – человек потом живет и даже не вспоминает об этой истории.

Если камень будет удален, то в абсолютном большинстве случаев железа восстанавливается, нормализуется, и ее функция может разрешиться, в том числе и гнойный процесс.

Анар Давидов:

Какие осложнения могут быть при эндоскопии?

Святослав Сысолятин:

При эндоскопии осложнений, как таковых, нет. Может быть, в течение первых нескольких дней достаточно неприятные ощущения. С чем они связаны? Если этот камень более-менее крупный, когда мы его проводим через проток, то после этого может возникнуть отек этого протока, и человек на протяжении нескольких первых дней после эндоскопического удаления страдает так, как если бы этот камень был, потому что отек протока, его проводимость для слюны значительно снизилась. Человек начинает кушать, ему становится больно. Но это буквально в течение первых 3-5 дней, потом все разрешается и больше уже не возвращается. Никаких других сложений нет, этот метод абсолютно безвредный.

Анар Давидов:

Реабилитация пациентов после эндоскопии, плюс хирургическое вмешательство?

Святослав Сысолятин:

После эндоскопии вообще никакой реабилитации не требуется. Как я сказал, человеку назначаются препараты, он дома их пьет, плюс массаж железы. Если уже это операция с разрезом, то, соответственно, за этой раной надо ухаживать, обрабатывать, это может быть период наблюдения от 3 до 7 суток.

Если мы говорим об удалении железы, тогда, безусловно, наблюдение составляет значительно больший период времени. Во всех случаях требуется контроль. То есть если этот камень убрали, то нужно проконтролировать в раннем послеоперационном периоде, сделать контрольную томограмму, а потом еще желательно сделать отсроченные снимки, потому что не исключено повторное образование камней.

Анар Давидов:

По вопросу повторного образования камней. Пациентка говорит, что у нее уже 2 раза были удалены камни, и в третий раз опять появились в том же месте. Как можно избежать повторного появления камней?

Святослав Сысолятин:

Значит, там есть условия для образования этого камня. Нужно уже смотреть, разобраться. О профилактике я сказал, но если этого недостаточно, то нужно иногда делать так называемую пластику протока. В этом месте проток вскрывается, или ставится стент в него для того, чтобы проток сформировался, чтобы не было участков сужения и расширения.

Анар Давидов:

Это дискомфорта не вызывает?

Святослав Сысолятин:

Сейчас в связи с активным внедрением эндоскопии занялись разработкой специальных стентов. Раньше для этих целей использовались обычные катетеры, которые ставятся в вену, и человеку неприятно. Он не такой жесткий, но во рту он мешает, раздражает. А сейчас в России, к сожалению, таких нет. А за рубежом уже стали появляться специальные силиконовые, очень мягкие стенты, которые человеку не мешают. Он может с ними ходить на протяжении месяца, полутора месяцев. Такая методика тоже есть, она работает, можно и это попробовать.

Анар Давидов:

Следующий вопрос от наших слушателей: физиотерапию целесообразно проводить при удалении камней?

Святослав Сысолятин:

До или после?

Анар Давидов:

До.

Святослав Сысолятин:

Боюсь, никакого эффекта мы от нее не получим, потому что она даже не решает саму проблему удаления. Ключ ко всему – это удаление камня. До той поры, пока Вы его не удалите, человеку может стать легче только от чего: если этот камень сдвинется, сместится в глубину протока. Хочу сказать вот о каком парадоксе: степень болезненности и других каких-то проявлений не связана с размером камня, она связана с его расположением. Это может быть мелкий камень в области устья, от которого человек будет очень сильно страдать, и это может быть огромный, в несколько сантиметров камень, который человека никак не будет долгое время беспокоить, который будет просто располагаться глубоко. Почему? Потому что в первом случае заблокированы все протоки железы, и человеку очень больно, во втором случае этот камень растет где-то в глубине железы, он ничего не блокирует. Поэтому такие пациенты часто приходят с размерами камней в 2-3 сантиметра и говорят, что до последнего времени никаких проявлений не было.

Степень болезненности и других каких-то проявлений не связана с размером камня, она связана с его расположением.

Анар Давидов:

 Еще вопрос поступил: у меня диагностировали маленький камень, настолько важно удалить его срочно?

Святослав Сысолятин:

Я бы посоветовал убрать его как можно быстрее. Он может только расти, и пока он мелкий, тем паче нужно воспользоваться этой ситуацией и убрать его.

Анар Давидов:

Камни могут травмировать ближайшие сосуды, нервы?

Святослав Сысолятин:

Только душу.

Анар Давидов:

Стоимость операции хирургической, эндоскопической сильно отличается?

Святослав Сысолятин:

Да, к сожалению, затраты на эндоскопию выше, чем на все остальные методы, потому как эндоскопическое оборудование само по себе очень дорогое, там есть одноразовый инструмент, который очень дорого стоит, все эти ловушки. Поэтому эндоскопические операции довольно дорогие, их стоимость от 60-70 тысяч рублей, даже самые элементарные. Диагностика, безусловно, дешевле, но диагностика – это не операция, это просто диагностика. А операции открытые, в том числе по удалению железы, при всей своей кровожадности, там используется минимум инструментов и минимум необходимого, поэтому они получаются по своей затратности ниже, хотя они более травматичны. Их можно, в том числе, даже по ОМС сделать в городских больницах.

Анар Давидов:

По ОМС проводятся эндоскопические операции или только все платно?

Святослав Сысолятин:

Нет, по ОМС эндоскопия, разумеется, не включена.

Анар Давидов:

А высокие технологии, как это сейчас модно говорить?

Святослав Сысолятин:

Нет, и высокие технологии тоже. У нас пока она не попала ни в одни министерские стандарты на данный момент.

Анар Давидов:

 А с чем это связано?

Святослав Сысолятин:

С тем, что современные стандарты достаточно ригидные, поэтому то, что она попадет в стандарты, это несомненно, но то, что она никогда не будет бесплатной, перспектив на то нет, это точно.

Анар Давидов:

Затраты очень большие?

Святослав Сысолятин:

Затраты очень большие, к сожалению. Получается, на данный момент проведение удаления железы или рассечение протока для удаления камня можно сделать по ОМС. А вот эндоскопия, к сожалению, не оплачивается никак, кроме как самим пациентом.

Анар Давидов:

Поступил еще вопрос от слушателей: после эндоскопии можно сразу ехать домой или надо побыть в клинике?

Святослав Сысолятин:

Это амбулаторная операция, которая не требует наблюдения. Можно человека отправить домой в тот же день.

Евгения Волконская:

Наша беседа подошла к концу. Как всегда, время пролетело очень быстро. Спасибо Вам, что Вы ответили на все наши вопросы, на вопросы наших зрителей. Спасибо тебе, Анар.

Анар Давидов:

 Спасибо.

Евгения Волконская:

 Я могу сделать вывод, что тема оказалась актуальной. Несмотря на то, что сегодня воскресный вечер, у нас было очень много зрителей и слушателей. Друзья, берегите себя и своих близких. Всем здоровья и до новых встреч!

Анар Давидов:

До свидания.

Святослав Сысолятин:

Спасибо!



Источник: mediametrics.ru


Добавить комментарий