Все маменькины сынки все ото

Все маменькины сынки все ото

«Превратятся в бездарных неудачников»

Стремление дать своим детям лучшее и оградить их от жизненных проблем породило еще одну тенденцию. Американский комик Джордж Карлин, обладатель четырех премий «Грэмми», назвал ее детопоклонничеством. Именно он впервые поднял тему фанатичного преклонения перед детьми и назвал его одной из причин появления в обществе маменьких сынков, абсолютно не приспособленных к жизни.

«То, что вы любите детей, не делает вас особенными, — говорил Карлин. — И мир не должен крутиться вокруг ваших отпрысков. Я знаю, многим фанатичным родителям это не понравится, но кто-то должен вам это сказать: ваши детки переоценены и перехвалены. Это нездоровый перекос. Вам нужно знать, что далеко не все дети вырастают успешными, послушными и перспективными, как бы вам того ни хотелось. Талантов и гениев единицы, а большая часть малышей превратится в бездарных неудачников, даже если вы будете мучить их музыкальной школой и уроками китайского. Некоторые из них не захотят работать и будут сидеть на родительской шее до тридцати лет. Так к чему вся та шумиха по поводу материнства?»

В мире принцесс и единорогов

В России с Карлиным согласился писатель Денис Драгунский, в свое в время ставший прототипом героя знаменитых «Денискиных рассказов». В этой нарастающей тенденции родительского преклонения перед малышами он разглядел признаки инфантилизации и грядущей социальной катастрофы. Заласканные, лишенные возможности наращивать «социальные мускулы» дети, по мнению Драгунского, не смогут выжить как класс.

Нынешнему поколению не позволено набивать себе шишки, гулять по вечерам во дворе и прыгать через резиночку от трусов, они окружены гиперопекой и суперсовременными гаджетами. Стоит ребенку не выйти на связь в течение пары часов, как родители тут же начнут бить тревогу. Сегодня и представить трудно, что когда-то ребенок мог запросто пропасть на три-четыре часа, заигравшись с друзьями, и никто не поднимал паники, ведь мобильников не было.

Тридцать лет назад игры на улице со сверстниками были для ребенка лучшей наградой. Сегодня на предложение пойти погулять он отвечает: «А что там делать?» Вместо лазания по гаражам и деревьям они танцуют, скачут на лошади, поют в хоре, выигрывают олимпиады по квантовой физике, участвуют в соревнованиях по футболу — все ради удовлетворения амбиций родителей.

Выращенные в мире принцесс и единорогов дети часто не способны адекватно воспринимать реальность и испытывают проблемы с созданием семьи — об этом говорят многие детские психологи. И если на первых порах ответственность за детей — счастье, то вскоре она становится для родителей настоящим грузом. Плюс ко всему мамочки, добровольно приносящие себя в жертву маленьким человечкам, эти целовальщицы попок и чемпионки по смене памперсов в автобусах, спустя годы наверняка станут бить себя в грудь со словами: «Я посвятила тебе всю мою молодость!» — и, скорее всего, будут об этом сожалеть.

— На самом деле фанатичные матери, целиком отдающие себя детям, сами нуждаются в любви, а иногда и в помощи психолога, — говорит специалист по вопросам семьи и брака Анатолий Быстров. — А их попытки привязать ребенка к себе вызваны глубоким чувством одиночества и тревоги. Они вечно боятся, что с малышом что-то случится. Чувства матери, как правило, передаются детям, и, как бы странным ни казалось, они вовсе не чувствуют себя защищенными. Вот почему гиперопека скорее вредна. И каждой маме необходимо найти ту грань, которая разделяет гиперопеку и обычную заботу о потомстве.



Источник: www.kp.ru


Добавить комментарий